«Серые» китайцы и пушистые русские

f0f194cb-4fd1-4879-8e34-6a6f344effa3

По информации отечественных СМИ, туристический рынок Санкт-Петербурга погряз в незаконных китайских схемах. Безжалостная китайская «мафия» вытеснила честный российский бизнес практически из всех секторов экономики приема и умудряется выводить все деньги из города и страны незаметно для турвластей северной столицы, контролирующих органов, Комитета по развитию туризма г. Санкт-Петербург, Ростуризма и практически на глазах неравнодушной общественности. По всему выходит, что китайский туризм то ли бесполезен, то ли вреден, экономического эффекта от него никакого. Да и сам турист какой-то неприятный: шумный, некультурный, массовый как саранча и взять с него нечего.

В Россию приезжает порядка 1,3 млн. туристов из КНР в год, из них в тот же С.-Петербург около 350 тыс. чел. в 2016 г. Это немного, учитывая, что глобальный выездной поток из КНР составляет уже более 130 млн. чел. в год. Но это и немало для того, чтобы сувенирные магазины на Невском и торговые точки у метро «Адмиралтейская» грезили о китайском туристе, а отели вступали в новомодную программу China Friendly.
То, что отрасль Санкт-Петербурга чувствует отдачу от китайцев, отрицать сложно. Скажем, «Русский музей» принимает ежедневно порядка 1 тыс. туристов из Китая и не против принимать еще больше. Музейщикам в целом все-равно, кто привел на дворцовый паркет китайского крестьянина или пролетария: лицензированный гид – выпускник восточного факультета СПбГУ, или китайский сопровождающий, выдающий себя за гида.

Сувенирная розница Питера растет как на дрожжах, причем речь идет именно о легальном сегменте, который обсчитывают отраслевые эксперты. Безусловно, от китайского пирога наиболее вкусные куски получают транспортники и отельеры – тут сложно уйти на «теневую» сторону, потому что в Питер надо на чем-то приехать (поезд) и где-то поселиться (в гостинице).

Сетование на «дешевого» туриста, который оттого невыгоден, что Россию, де, в самом Китае продвигают как бросовый вариант выезда за рубеж, — от лукавого. Если кошелек китайского туриста был бы таким тощим, за него не боролись с таким ожесточением. Нет, турист из Китая хоть и селится в «трех звездах» и ест лапшу, тратит в России не меньше, чем где бы то ни было. А «где бы то ни было» он тратит помногу.
Конечно, значительные траты китайского путешественника проходят мимо городской казны и счетов отечественных игроков рынка. Китайские бизнес плутоват как и любой бизнес, которого не ставят перед лицом монолитной стены с минимум щелей. Отсюда и истории о янтарных камушках за 30 тыс. руб., которых натурально втюхивают китайцам за 1 млн рублей, и о кратной цене на билеты в музеи и т.п.

Вообще же о китайском «спруте» говорить сложно: всем понятно, что он паразитирует либо на бездействии, либо при прямом пособничестве наших родных участников отрасли, и китайские студенты субтильного вида, либо заброшенные сюда десантом турлидеры – явно не главари той «мафии», о которой столько разговоров.

Кто отвечает за китайский туризм в том же Питере? Ответ: тем, кто им занимается. А кто в Питере им занимается? Комитет по туризму делает это в соответствии со своим профилем. Как он это делает? Да –никак. Несколько показательных «облав» на гидов-нелегалов – вот и вся борьба. Компанейщина обеспечивает резонанс, но не в силах решить проблему. Проблемы решаются системно, а вот на системность власть как раз и не способна. Отсюда – брюзжание на «бессмысленный» для города китайский туризм. В конечном счете, закрытые ради китайских тургрупп на технический перерыв лавки стоят на земле районных подразделений МВД, а Федеральная миграционная служба и налоговая полиция в общем-то тоже должны находится во взаимодействии с исполнительными структурами города…

Неясно, есть ли вообще какая-то статистика у Москвы, Санкт-Петербурга, Иркутска или Казани, сколько денег все-таки принесли китайцы в казну, а сколько – унесли, не поделившись? Руководитель питерского комитета по туризму г-ин Мушкарев в недавнем интервью пригрозил наладить статистику и даже внести новые методы исчисления в Госдуму. Разговор шел об апреле. Сейчас август, но в Думу никто ничего не внес, нет методики, нет цифр. Точнее, они есть – об ущербе: это когда чиновники, СМИ и эксперты словно на аукционе накидывают «нолики». Между тем, сумм ущерба, большой он, или преувеличенный, не знает никто.

Городские власти обычно дружат с китайцами протокольно. В торжественной обстановке происходит обмен речами и в ожидании победного пресс-релиза участники коротают время за фуршетом. В то время как озабоченность реальными проблемами, очевидно, требует более системной работы с теми же китайскими властями. Тут стоило бы поучиться у СССР. В середине 60-х гг. Бюро ленинградского обкома КПСС приняло постановление «О плане дружеских связей Ленинградской области с округом Дрезден и Гданьским воеводством». Речь шла о социалистической Германии, а не о Китае, с которым тогда у СССР были напряженные отношения, но важен принцип: «О плане дружеских связей»: не просто заявить о дружбе, а реализовывать ее последовательно и по графику. Кто сегодня в Москве или Санкт-Петербурге ведет такую работу с китайцами на государственном уровне – решительно неизвестно. Очень похоже, что никто.

Китайцами в Питере занимается еще и «Ассоциация содействия русско-китайскому туризму», которая также радеет за городскую экономику и отрасль в целом. Тот самый случай, когда «пчелы против меда»: сами насаждаем, сами развиваем, сами же и осуждаем. Судя по публикациям в СМИ и на веб-ресурсах, руководитель этой организации Юрий Цуркан отдается делу «содействия» весьма своеобразно. С точки зрения патриотизма у ассоциации все в порядке: она не только «русско-китайская» (а не российско-китайская, как счел бы правильным сторонник приоритета государства над маркером национальности), но и с крутым почвенническим замесом. Частью «Программы комфортных условия для китайских туристов» признаются… «наряды казачьих объединений». Трудно сказать, по какой методе казачьи разъезды и патрули будут охранять китайцев от их нелегальных поводырей, но что есть – то есть. Вообще же, от чтения новостей на сайте ассоциации сложно оторваться, стилистика и грамматика заставляет тревожиться за гуманитарную составляющую российско-китайских связей.

Снимок

Патриотизм Ю. Цуркана видимо не мешает ассоциации в числе своих учредителей и членов совета иметь господина Чень Чжигана, который пользуется высоким авторитетом – и наверняка, заслуженным, — у китайского землячества Санкт-Петербурга.
В недавнем материале «Фонтанки» о нем было сказано буквально следующее:

«Пикантности ситуации добавляет и тот факт, что «Большой ресторан Цинь», который также засветился в подобных схемах, принадлежит влиятельному в Петербурге бизнесмену — председателю китайского общества Чень Чжигану. Чжиган вхож в кабинеты Смольного, однако его заведению это совсем не мешает работать по устоявшимся схемам».

Любопытно, что в нынешней онлайн версии статьи этот абзац позже исчез. Но то, что он был, можно убедиться, к примеру, здесь , или здесь и вот тут тоже.

На сайте ассоциации указан адрес ее офиса в Санкт-Петербурге: Большой пр. ВО, дом 103, павильон 6, оф. 208. По странному совпадению, тот же адрес и у заведения «Большой ресторан Цинь». Надо думать, сотрудникам ассоциации, изможденным борьбой за «русско-китайский» туризм, есть где дешево (для них) и вкусно восстановиться.

Получается простая вещь: под флагом борьбы с засильем нелегального бизнеса – который есть и действительно достаточно резво отвоевывает себе петербургский рынок, — близкие к власти коммерческие структуры используют псевдопатриотическую риторику для зачистки «поляны» под себя и своих китайских бизнес-партнеров из числа как-раз тех, с кем «борятся». Может ли при таком раскладе решаться сложные вопросы регулирования туристической отрасли города – вопрос риторический.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.